Владимир ЧУБЫКИН: «С чем привезли пациента, с тем и надо уметь работать»

22 ноября 2018

Несмотря на занятость — а у руководителя свободного времени практически не бывает, — доктор Чубыкин «не зачехляет» свой скальпель: дежурит по графику, и на его дежурства часто выпадают как раз тяжелые случаи. Если не выпадают, его все равно вызывают — даже из отпуска: был такой случай — привезли женщину аж с шестнадцатью ножевыми ранениями: муж покромсал «от большой любви» — нанес проникающие ранения в область грудной клетки — с повреждениями легких, в живот — с повреждениями желудка… Спасли. А было и наоборот: одним ударом ножа нехороший человек повредил хорошему человеку почти весь организм — пробил сразу толстую кишку, тонкую кишку, желудок — насквозь и печень. Тоже спасли. Скучать в районной больнице некогда. Но это только хирургические будни. А как в целом сегодня чувствует себя районное здравоохранение с учетом пристального внимания к медицине по поводу повышения доступности качественной медицинской помощи? Этот и другие вопросы я и задавал в нашей беседе главному врачу Дубровской центральной районной больницы, заслуженному врачу РФ Владимиру Яковлевичу ЧУБЫКИНУ.

«ХОЧЕТ В ХИРУРГИ? НУ, ПУСТЬ ЕДЕТ В ДУБРОВКУ…»

Найдётся ли еще такой человек в российском здравоохранении, который уже тридцать три года работает главным врачом ЦРБ? Маловероятно. Из района обычно вырастают до какого-нибудь следующего уровня, строя свою карьеру: до областного, а то и до московского. Но бывает и так, что не заманишь в эту «перспективную» столичную тусовку никакими калачами. Вот Владимир Чубыкин из таких: честно признаётся, что даже малейшего соблазна сбежать куда-нибудь в «более счастливое место» не было.
Должность главного врача больницы он принял первого марта 1985 года. Повезло: только приступил к руководящей работе, как в апреле пришел к власти в стране уважаемый Михаил Сергеевич Горбачев. И началось. «Процесс пошёл», как говорил сам форейтор прогресса, делавший ударение в слове «начали» на втором слоге. Процесс, стартовавший, как казалось, с безобидной перестройки, закончился обидным распадом СССР.
Но к началу «процесса» доктор Чубыкин успел поднакопить некоторый опыт практической работы и поэтому не терялся в непредсказуемых перестроечных условиях: действовал всегда грамотно и уверенно. Материальная база, которую, чтобы нормально работать в современных условиях, нужно постоянно развивать; кадры, без которых никакая база работать не сможет; финансы, без которых не будет ни того ни другого — вот три составляющих успеха, которыми он руководствуется до сих пор.
Пришел в Дубровскую районную больницу он еще в 1979 году. То есть в этом живописном местечке обосновался почти сорок лет назад. Что повлияло на судьбоносный выбор? Вот сейчас, наконец-то, стали очень серьезное внимание уделять обеспечению врачей квартирами, выделили под решение квартирного вопроса целый миллиард рублей из областной казны. И врачи поехали на село, где на протяжении многих лет со всех трибун констатировали дефицит кадров. Как ни заманивали, как ни описывали красоты провинциальной медицинской жизни, а молодые доктора в районы не рвались: хватает сейчас и других мест, где неплохо кормят. От разговоров перешли к делу — стали давать жильё, и проекты заработали. Потому что, какой бы замечательной ни была престижная врачебная работа, а без главного связующего звена счастливой жизни — квартиры — не будет настоящей радости. Владимиру Яковлевичу тогда, на заре медицинской биографии, когда он проходил интернатуру в Дубровке, сразу дали квартиру. По тем временам — бонус огромный. Да и сам тот факт, что он интернатуру по хирургии проходил в Дубровке — тоже очень примечательный. Но так получилось у него, что всё, как говорится, оказалось в одном флаконе — и успешный быстрый вход в профессию, и возможность заниматься любимым делом, и квартира. Стечение обстоятельств. Как бывает у больших талантов: поют — и хорошо поют — тысячи замечательных исполнителей по всей стране, а на олимп попадают единицы. Они как бы в нужный момент оказываются в нужном месте, а на утро просыпаются звездами.
Главным хирургом области тогда был Василий Иванович Брит, а начальником отдела кадров Алла Витальевна Кузюкова. Он просился в хирургию, но ему отвечали, что Брянску нужны только окулисты и лор-врачи. Что же делать молодому специалисту? Алла Витальевна позвонила Василию Ивановичу: «Вот хочет человек только в хирургию и больше никуда…» Василий Брит моментально нашел решение: «Хочет в хирурги? Ну, пусть едет в Дубровку…» Он и поехал. Как оказалось, навсегда.
Именно в тот момент из Дубровки уехали сразу шесть врачей — три супружеские пары. Среди них был и один хирург. И плюс к наметившемуся дефициту кадров в ЦРБ, который нужно было срочно ликвидировать, у него было еще одно преимущество на получение жилья — родился сын. Двухкомнатную квартиру поэтому дали сразу, без долгих раздумий.
Есть и ещё один нюанс. Корень-то его в этих местах — в дубровских. Дед — Алексей Васильевич Чубыкин — жил в здешней деревне Хлопотной. Был зажиточным крестьянином: имел лошадь и хозяйство. Несколько лет назад Владимир Яковлевич по зову сердца захотел посмотреть на эти заповедные места, на усадьбу деда. Съездил туда, ему аборигены всё показали. Частично до сих пор сохранился фундамент дома, видно, что на усадьбе был большой сад — сегодня заросший, а в склоне оврага — два погреба. Тогда погреба делали так, врезаясь в сам склон оврага, чтобы, во-первых, надежней были своды, и, во-вторых, чтобы меньше убирать грунта. Очень удобный и простой в устройстве холодильник, не требующий подключения к электричеству. Сейчас они смотрятся загадочно, как входы в тайну прошлой жизни.

ПЕРЕСТАЛИ БОЛЕТЬ?

Вообще, он в медицине, можно сказать, с младых ногтей. После восьми классов потупил в медицинское училище — сейчас это Брянский базовый медицинский колледж. Стал фельдшером, работал в Клетнянском районе на ФАПе, потом служба в армии, после которой вернулся в родные края и проработал на скорой медицинской помощи в тубдиспансере — было свое противотуберкулёзное отделение в Клетне. Практическая работа помогла чётко ответить на вопрос «кем быть?» В Смоленский мединститут поступал осознанно. С восьмидесятого года, после интернатуры, работал врачом, а потом стал и главным врачом Дубровской ЦРБ.
От добра добра не ищут. Что еще можно искать, если сразу «покатило»: и любимая работа, и хорошая квартира, и семья — живи, развивайся. Это сегодня экономика хромает в отдельно взятых районах на обе ноги, градообразующие предприятия увядают, а тогда промышленность в Дубровке очень успешной была: свой спиртзавод, мебельная фабрика, маслозавод, колбасный завод, шпагатная фабрика, много своих производств, колхозы работали успешно, проводили газ, строили жильё… Дубровка и сейчас остаётся одним из самых живописных мест, и, главное, с точки зрения экологии, здесь всё в порядке.
Не все из глубинки бегут в Новую Москву за длинным рублём, но тем не менее население убывает. Когда Владимир Чубыкин начинал работать в ЦРБ, в районе проживало двадцать три тысячи человек, сегодня семнадцать с половиной тысяч. Наверное, медикам стало легче работать? Отнюдь нет. Требования к качеству работы резко возросли и проверяющих теперь стало намного больше, чем раньше. Экономика диктует свои правила. Когда-то в районном здравоохранении было двести десять коек: сто семьдесят — в ЦРБ и сорок — в участковой больнице. Сегодня всего сорок восемь коек. Почувствуйте разницу. Перестали болеть?
— Перестали. Аппендициты мы раньше оперировали каждую неделю, — говорит Владимир Чубыкин, — сегодня один аппендицит в полтора – два месяца. Прободных язв было по десять – четырнадцать в год. Сегодня — одна, максимум две в год. Раньше на сорока семи койках в хирургии все не вмещались и лежали в коридорах — по пятьдесят семь больных было. Сейчас хватает десяти коек. Население грамотнее стало в плане ведения здорового образа жизни, врачи научились лучше лечить, оснащенность больниц и поликлиник стала заметно лучше, технологии новые появились…
С тем, что население стало грамотнее, трудно не согласиться. Сейчас валяющегося в пыли алкоголика и не встретишь, а раньше это было распространенным явлением. Те, кто беспросветно дружил с алкоголем, ушли в мир иной, новое поколение предпочитает легкие напитки, а многие и совсем отказываются употреблять, есть веская причина — «за рулём!». Поголовная автомобилизация привела к снижению популярности водки, не говоря уже о самогоне и прочих поганых напитках. «Ален Делон не пьёт одеколон…» констатировал факт «Наутилус Помпилиус» на заре перестройки, и слова эти тогда с хмельной улыбкой понятливо воспринимали очень многие. Сейчас любители боярышника и огуречного лосьона занесены в Красную книгу — они, хоть еще и встречаются «кое-где у нас порой», но в большинстве своем практически вымерли. Благодаря хорошей пропаганде здорового образа жизни в ряды сторонников ЗОЖ записывается все больше людей всех возрастов. Явочным порядком. На стадионы, в спортзалы, на тропу здоровья, да и на диспансеризацию населения идут более охотно, чем несколько лет назад. А если человек серьезно заболел, то с помощью современных технологий есть шанс спасти его — медицина поднялась на тот уровень, о котором раньше и не мечтали.
— Появились новые, высокотехнологичные методы лечения, — говорит Владимир Чубыкин, — которые доступны для населения: операции на сердце, шунтирование, стентирование — раньше на областном уровне это не делалось. Сегодня же в Дубровке живут десятки пациентов, которым сделано аортокоронарное шунтирование. Им не нужно проходить стационарное лечение в районной больнице. В области созданы и успешно функционируют первичные сосудистые центры и региональный сосудистый центр. Поэтому отток больных с инфарктом или коронарным синдромом из районов пошел в эти центры. Дубровские пациенты сегодня попадают сразу в сосудистый центр, расположенный в Жуковке, или в региональный центр в Брянске. Наша задача — вовремя диагностировать заболевание и обеспечить доставку пациента. Этому способствует активная профилактическая работа: мы должны привлечь население на профилактические осмотры, дообследовать и направить к соответствующему специалисту.
Система работает и приносит свои плоды — заболеваемость падает, продолжительность жизни растёт. Но, конечно, не всё в этой системе отлажено до совершенства, а многое и не учтено. Как, например, быть с экстренной медицинской помощью? В районное здравоохранение придут молодые кадры, но смогут ли они сразу качественно работать, не имея опыта? Владимир Чубыкин — главный врач и практикующий хирург, так получилось «по жизни», что ему довелось поработать при всех системах, и он имеет огромный опыт и практической, и руководящей работы. Он уверен, что врач-хирург в районной больнице должен уметь делать то же самое, что и хирург медико-санитарного батальона в армии: куда пуля, туда и он. «С чем привезли пациента, с тем и надо уметь работать».
— И переломы мы оперировали, и ключицы сшивали, и вены удаляли, и на сосудах работали, и экстренные операции делали: внематочные беременности, травмы любой этиологии, операции на легких, даже на сердце отваживались замахнуться, а сегодня все это уходит в центр, до которого надо еще успеть быстро доехать при нынешних пробках. Даже до Жуковки из Дубровки путь не близкий, а если взять Рогнедино, так и совсем далекий. Оттуда только до Дубровки двенадцать километров, но там есть ещё и Гобики, от которых до самой Рогнединской ЦРБ сорок километров. Попробуй сначала экстренно доберись до Гобиков, а потом обратно и мимо Дубровки в Брянск или Жуковку.
Как будут работать в Дубровке с новым поколением лет через двадцать? Попробуйте спрогнозировать. Тридцать лет назад только в роддоме при ЦРБ появлялось на свет ежегодно четыреста младенцев. Сегодня на весь район рождается менее ста детей. Они подрастут и где будут трудиться, принося пользу стране? Вот это и есть «вопрос вопросов». Какая система будет действовать в той, не такой уж и отдаленной, перспективе? Демографический аспект пока, скажу так, не совсем изучен. Хотя сегодня люди довольны. Один пациент недавно встретился на улице, вежливо поздоровался с главным врачом. Владимир Яковлевич удивился тому, как он быстро шел — недавно ведь перенес операцию.
— Вот это скорость!
— Да вот вставил тазобедренный сустав и на вторую ногу…
— И как?
— Великолепно! Если б еще можно было что-нибудь заменить на железное, даже не раздумывал бы — всё б поменял.

НЕ ВСЕ ОДИНАКОВО СЧАСТЛИВЫ

Районное здравоохранение — это еще и фельдшерско-акушерские пункты, которые призваны играть в обеспечении доступности медицинской помощи важную роль. Играют? В Дубровском районе был тридцать лет назад двадцать один ФАП, сейчас осталось двенадцать. Что их — волевым усилием сокращают? Нет. Просто деревень не остаётся. Закрылись те ФАПы, где уже оставалось в населенных пунктах по два, а то и по одному дому. Есть нормативная база, которой руководствуются. В структуру здравоохранения района входит сейчас непосредственно центральная районная больница, две амбулатории — в Пеклино и в Сеще, двенадцать ФАПов и плюс к этому домовые хозяйства в населенных пунктах численностью населения меньше пятидесяти человек — обученный житель этого населенного пункта обеспечен специальной укладкой, приобретенной ЦРБ, и телефоном.
Есть ли эффект от работы фельдшерско-акушерских пунктов? Есть. Но не такой, как это может показаться. Казалось бы, есть ФАП, есть специалист на ФАПе — сельские жители теоретически могут быть довольны. Но на деле получается, что не все одинаково счастливы. Владимир Чубыкин в медицине, как говорится, от сохи — сам работал фельдшером ФАПа, знает эту фельдшерскую жизнь не понаслышке. Фельдшер ФАПа — это значит, что тебя поднимают и днём, и ночью. Самый главный человек на селе. Поэтому фельдшер тогда и жил, и работал в своем населенном пункте. Сегодня только три фельдшера из двенадцати живут там, где работают. Все остальные там работают, но они ездят на работу, а это «совсем другая история».
Домовые хозяйства тоже полезны. Но сегодня и скорой помощью охвачен весь район. Раньше «скорая» не выезжала за пределы Дубровки. Только по вызову фельдшеров — в экстремальных ситуациях. В хозяйствах было по пятьдесят машин, усаживали больного в машину и везли в больницу. В какой-то степени это было правильно: так быстрее — пока «скорая» доедет до населенного пункта, на машине хозяйства пациента уже привезут в ЦРБ. Двойная экономия времени. Поэтому роль домовых хозяйств сегодня не велика: машина скорой помощи выезжает в любой населенный пункт. Две бригады «скорой» справляются с нагрузками. Одна в Сеще — с радиусом обслуживания тридцать километров, и вторая в Дубровке — с таким же радиусом обслуживания населения.

ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС

Скальпель на вооружении хирурга тот же самый, что и в былые времена. Но есть ли в ЦРБ что-то более современное? Оснащенность улучшилась. Есть УЗИ-диагностика, эндоскопическая техника. Нормально и естественно — электрокардиографы на машинах скорой помощи, у врача-терапевта участкового, в приёмном покое. Не нужно вызывать специалиста, чтобы снять кардиограмму, как это было еще совсем недавно. Рентген-аппараты — цифровые. Обновилось оборудование в клинической лаборатории. Полуавтоматические и автоматические анализаторы позволяют работать быстрее и качественнее. Все делается «здесь и сейчас».
Очень важную роль сыграл национальный проект «Здоровье» — это 2006 – 2007 годы, определенную роль сыграла и программа модернизации здравоохранения, позволившая провести ремонты в учреждениях здравоохранения и оснастить их новым оборудованием. ЦРБ сегодня по оснащенности, конечно, нельзя сравнивать с ведущими областными клиниками, но экстренную медицинскую помощь здесь оказать все-таки могут.
Больница в Дубровке построена в 1971 году по проекту 1964 года. Соответствовать современным нормативам сложно. Кабинет врача общей практики, например, должен состоять как минимум из трех помещений. В Дубровке под этот кабинет с трудом отвели одно помещение. Нет площадей. Специально построили отдельный административный корпус, чтобы обеспечить нормальную работу поликлиники. Часть помещений роддома отдали под дневной стационар. Раньше стоматология занимала две двухкомнатные квартиры в пятиэтажном жилом доме. Гинекология занимала трёхкомнатную квартиру. Но сейчас изменились условия. Нужно аренду платить, коммунальные услуги. Сейчас и стоматология, и гинекология работают на базе бывшего роддома.
Реорганизовалась служба санэпиднадзора, сегодня она представлена службой Роспотребнадзора и центром гигиены и эпидемиологии. Это привело к тому, что в Дубровке закрылась бактериологическая лаборатория. А стерильность белья, например, нужно контролировать, проверять — стерильное ли оно? Посевы, смывы, вентиляция — конечно, можно пригласить специалистов, они все посеют, хоть и за деньги. Но есть другая сторона вопроса: операция по поводу аппендицита, вскрытие гнойника… это нужно отправить на посев срочно, сегодня, в свою лабораторию. Машину в центр гигиены гонять каждый день? Есть такие микробы, которые могут и не доехать, они быстро погибнут. Поэтому на базе роддома сделали свою бактериологическую лабораторию. Можно исследовать жидкости и ткани больных людей, делать здесь, на месте, анализы.

БОЛЬНО ЗУБЫ ЛЕЧИЛ…

Кадры решают всё. Об этом главный врач не забывает никогда. Работа идёт целенаправленная. Владимир Чубыкин отмечает две сформировавшиеся в последнее время тенденции.
Первая: в Дубровке когда-то одними из первых в области отправили абитуриента обучаться на контрактной основе за счет средств бюджета в Смоленский медицинский институт. Ежегодно оплачивали из районного бюджета обучение будущего специалиста. Специальная комиссия собиралась для того, чтобы решить, кого направить на обучение. Направили двух фельдшеров. Но юридически не всё просчитали. Одна из них получила специальность, а потом благополучно вышла замуж и спокойно уехала «за мужем», который был военным. На ошибках учатся: сейчас к этому вопросу подходят очень щепетильно, учитывают все нюансы. Пять человек обучаются за счет средств бюджета района.
И вторая тенденция: престижность работы в Дубровской ЦРБ. За три года в ЦРБ пришли семь врачей — молодых специалистов. Они стали участниками программы «Земский доктор». Интересно, не убегают ли? Один убежал раньше времени — стоматолог. Но никто не пожалел об этом. Больно зубы лечил.

ВСЕ СТАРАЮТСЯ НЕ ОПОЗДАТЬ

Имеют ли место быть очереди? Имеют. Все зависит от специфики. Основная масса узких специалистов — это врачи, которые в больнице в единственном числе. А их регулярно отвлекают на медицинские осмотры, они работают в военкомате с призывниками, осматривают детей в школах, в дошкольных учреждениях. Есть учеба, есть отпуска, есть конференции, есть прививочная работа. Как бы не хотелось всё отрегулировать, а цикличность этой работы приводит к неравномерным нагрузкам: в понедельник, среду, пятницу — основные нагрузки. Вторник и четверг — профилактическая работа.
Есть и еще одна составляющая очередей — транспорт из села привозит пациентов всех вместе, они приходят не по талончикам в разное время, а все сразу — с автобуса. Поэтому очереди — проблема, с которой очень трудно бороться на районном уровне. Раз наплыв пациентов из села бывает в одно время, жителям самой Дубровки в связи с этим объясняют, что приходить на прием к доктору желательно попозже, после обеда, гарантируют, что всех примут без очереди, но уговоры не действуют: все стараются не опоздать, прийти пораньше, в результате, и сами выстаивают в очереди, и проблемы для других создают.
Дубровцы могут спокойно записаться в электронную очередь на свое время, но бабушку, которая живет в далекой деревне, никто не запишет, она приедет ровно в одиннадцать, вместе с другими пассажирами автобуса. С населением райцентра врачи проводят разъяснительную работу, и она уже дает эффект: по сравнению с началом года сейчас очереди поредели.
А качество? Все показатели на уровне среднеобластных. По некоторым показателям Дубровская центральная районная больница занимает и лидирующие позиции. Эффективно работает смотровой кабинет, что позволяет диагностировать заболевания на ранних стадиях. Передовые позиции ЦРБ занимает по диспансеризации определенных групп населения, по флюорографическому обследованию.

ГОТОВНОСТЬ НОМЕР ОДИН

Чрезвычайная ситуация требует от всего персонала четких безошибочных действий. Как этого можно добиться? Только постоянными тренировками и учебой. Тяжело в ученье, легко в бою. Готовы ли «к бою»? Главный врач решил проверить.
Лет пять назад «сыграл тревогу». Привлек для этого работников ГИБДД, полицию, пожарных, выехал на федеральную дорогу Брянск – Смоленск, перед Сещей остановил машину, попросил позвонить в больницу и сказать, что с моста, в реку свалился междугородний автобус — лежит в глубоком кювете, большое число пострадавших…
Почти мгновенно прилетели на место «трагедии» две машины скорой помощи, увидели, что там стоят машины с мигалками — и пожарная, и полицейская, были готовы решительно действовать. Но главное не это: когда экстренно приехали в ЦРБ, как бы с пострадавшими, их встречал весь коллектив больницы. Четко сработала система оповещения. Все знают, кто кого должен вызывать, какие специальные укладки нужно иметь при себе. И все были на месте в полной боевой готовности. Врачебно-сестринские бригады сосредоточенно стояли в ожидании массового числа пострадавших в автокатастрофе — с носилками и укладками, все хирурги, все анестезистки были на своих рабочих местах. Когда, как в передаче «Розыгрыш», объявили, что это учения, все восприняли «шутку» как норму жизни, сделали выдох облегчения и расходились с улыбками. А главный врач сделал вывод — таким коллективом нужно гордиться.

Владимир ВОЛКОВ.
Фото автора.

Категории:


Комментарии

---